Война в Закавказье: что это значит для русских?

Война в Закавказье: что это значит для русских?

В связи с возобновлением военных действий в Нагорном Карабахе любителям геополитики, которых у нас огромное количество, представилась очередная возможность позвать на «бой кровавый, святой и правый», как пелось в коммунистической классике. Вместе с тем, в России зазвучали и другие голоса — в пользу невмешательства в данный конфликт. И постановка вопроса сама по себе очень правильная: в мире много конфликтов, и далеко не все из них имеют отношение к России или русским. Россия с ее 1.5-2% мирового ВВП не может быть «мировым полицейским», как США. Желание совать нос куда угодно, абсурдное мессианство — давняя болезнь и российского государства, и народа, и даже интеллигенции. Стоит вспомнить, например, как «прогрессивная общественность», включая будущего председателя Государственной Думы Александра Гучкова в конце XIX века зачем-то ездила воевать в далекую Южную Африку, поддержать братушек-буров против коварных англичан. Братушки-буры, как известно, тоже поехали поддержать братушек в Европу с началом первой мировой войны, да и в самой Африке возобновили бои. Разумеется, на в роли братушек были немцы — собственно, «буры» это и есть смешенное немецкое и голландское население, в свою очередь в языковом и этническом отношении родственное. Желание повоевать за Босфор и Дарданеллы, а также за сербских террористов, осуществивших подлое убийство наследника австрийского престола и его жены (ничего плохого сербам не делавших) также привело в свое время известно куда — в те самые проливы, только не в качестве хозяев, а в качестве бежавших от большевиков беженцев.

Вместе с тем, во-первых, у народов есть свои интересы, надо просто отличать истинный интерес от ложного. И стоит помнить, что «нейтралитет» часто скрывает на самом деле поддержку одну из сторон. Так, в мае 1939 г., после выдвижения Германией территориальных претензий к Польше, во французской газете L'Œuvre была опубликована нашумевшая статья социалиста Марселя Деа «Зачем нам умирать за Данциг», призывавшая Францию не вмешиваться в конфликт. Причем, вроде бы, Деа, воевавший в первую мировую, казался честным пацифистом — ранее он точно также призывал не вмешиваться в гражданскую войну в Испании. Но когда Франция была оккупирована, вчерашний «пацифист» вошел в коллаборационистское правительство и призывал сражаться за Германию. Известна и практика умиротворения Гитлера: ведь кроме Судет, ему отдали также и Саар с Австрией до, и литовскую Клайпеду после. А в США буйные пацифисты даже добились закона о запрете продажи оружия иностранным государствам, что, по их мнению, должно было способствовать миру в Европе. Этот запрет — с бурными дебатами — был снят лишь спустя пару месяцев после нападения Гитлера и Сталина на Польшу, а избежать участия в войне США все равно не удалось — они были в декабре 1941 г. атакованы Японией, вслед за этим войну им объявила и Германия со своими сателлитами. Позже, в годы «холодной войны», мы наблюдали организованное КГБ СССР «антивоенное» и «антиядерное» движение, требующее от западных стран разоружаться и выступавшее с лозунгами типа «Лучше быть красным, чем мертвым», «Лучше быть активным, чем радиоактивным» и т. п. Как известно, живым и не красным остаться удалось и при отказе от советского шантажа ядерной войной, на которую сами советские старцы-атеисты из Политбюро, конечно, не решились. Бывший госсекретарем при Рональде Рейгане Александр Хейг в свое время хорошо ответил этим борцам — «Есть вещи поважнее, чем мир».

В Израиле популярна поговорка, когда говорят о каком-то событии во вне. «Что это значит для евреев?». Давайте и мы попробуем посмотреть на армяно-азербайджанскую войну с этих позиций, «что это значит для русских». Но сначала — несколько вводных. Территории современных Армении и Азербайджана вошли в состав Российской империи в результате трех русско-персидских войн конца XVIII — начала XIX столетия. Постепенно все автономные ханства были ликвидированы примерно по тому же сценарию, как это делалось на Северном Кавказе: местным феодалам делались «предложения, от которых нельзя отказаться», с той разницей, что сопротивления в Закавказье это не вызвало. Пока империя была сильна, царило относительное спокойствие, хотя отношения между армянским и мусульманским населением («татарами», как их называли при царях) были далеки от идеальных: Персия проводила политику массового переселения своего населения на эти территории, местные жители были этому не рады. Во второй половине XIX века усилилась миграция и армян, бежавших из Османской империи, где они подвергались преследованиям, чему в свою очередь были не рады уже мусульмане. Села и города в то время шли «чересполосицей», армянские соседствовали с мусульманскими, в городах были этнические кварталы. Но когда империя стала слабеть, проблемы обострились. В 1905 году во многих областях прошли взаимные погромы. Интересно, что официальные версии сторон едины в том, что обвиняют как минимум в преступном бездействии царские власти. В годы гражданской войны столкновения начались вновь и прекратились с захватом Закавказья большевиками. Большевики, как известно, старались опираться на мусульманское население на Кавказе и в Поволжье: обещали им казачьи земли, да и вообще одной из важных составляющих политики большевиков была борьба с православной церковью, для чего первое время поддерживались все остальные культы, как и расколы внутри православия. Справедливости ради скажем, что были и «белые» мусульмане в лице Горской республики Тапы Чермоева и «зеленые» в лице имамата Нажмутдина Гоцинского, но их было явное меньшинство, После ухода англичан из Закавказья в Азербайджане практически моментально установилась советская власть, а затем существовавшая два года Армянская республика рухнула под совместными ударами турок и большевиков, первое время бывших большими друзьями (Брестский мир 1918 г. означал и признание турками большевистского правительства, в обмен на огромные территориальные уступки). Именно Ленин отдал туркам национальный символ Армении — гору Арарат. Самые спорные территории — Нахичевань и Карабах были объявлены автономиями в составе Азербайджана. Впрочем, в 1947 г. Сталин организовал массовое принудительное переселение части азербайджанцев из Армении в Азербайджан, под предлогом освоения пустынной Кура-Араксской низменности. Переселенцев снабжали жильем, выдавали подъемные, но все равно оно было принудительным. Хотя по первой советской переписи 1926 г. армяне составляли 89% населения Карабаха, в Нахичевани, напротив, азербайджанцы составляли 84%. К последней советской переписи 1989 г. доля армян в Карабахе снизилась до 76% при 21% азербайджанцев (145.5 тыс. против 40.6 тыс.). В Нахичевани армян же практически не осталось уже к 1989 г. — 95.8% азербайджанцев, армян 0.6%, меньше чем русских. Хотя на словах в СССР процветала «дружба народов», но реально проблемы существовали и тогда. В частности, в конце 60 — первой половине 70-х произошел довольно массовый исход из Карабаха в Армению, а также в Ставропольский и Краснодарский края (особенно в Пятигорск и Сочи, соответственно). Численность армянского населения в Азербайджане на 1989 г. всего составляла 390505 тысяч (5.6%) — это учитывая Карабах, за его пределами в основном речь шла о Баку (179,9 тыс.), азербайджанцев в Армении проживало 84860 тыс. (2.6%).

Теперь расскажем о последней, грустной части современной истории — это описание может не понравиться обоим сторонам конфликта. В феврале 1988 г. произошли первые погромы на национальной почве в перестроечном СССР — это случилось в азербайджанском Сумгаите, третьем по величине городе республики. Минимум десятки (скорее всего около сотни) убитых. Милиция бездействовала. В январе 1990 г. произошел еще более крупный погром в Баку, в результате которого практически все армянское население вынуждено было бежать, причем первые тысячи вывозились организованно советскими властями. Азербайджанцы тоже говорили о притеснениях, особенно на юге Армении, в Мегринском и Кафанском районах, но привести пример какого-то массового погрома они не могут. Впрочем, понятно, что с каждым месяцем в такой атмосфере им становилось жить все сложнее — ведь кроме массового погрома и убийств, есть и масса других насильственных практик. Так как жилье в СССР официально не продавалось, основным способом бегства был обмен жилья — и в этом смысле армянам было сложнее, так как их в Азербайджане было больше в три раза, чем азербайджанцев в Армении. Фактически, к началу 1991 года два взаимных исхода были завершены.

В Карабахе столкновения и первые жертвы также случились в феврале 1988 г. Началась внутренняя миграция внутри Карабаха — азербайджанское меньшинство стекалось в Шушу и Ходжалы, армянское уходило оттуда. Советское руководство пыталось назначать там «временные администрации» во главе с «неместными» - сначала Аркадием Вольским, затем вторым секретарем Компартии Азербайджана Виктором Поляничко, но фактически местные органы власти и милиция стали действовать не по советско-партийному, а по этническому принципу. Вопрос с частями советской армии, собранной со всего СССР, в зоне конфликта обычно решался на коммерческой основе — они подкупались одной из сторон, за его пределами части были лояльны официальным властям республик. С 1990 г. в конфликте стало применяться уже не только огнестрельное оружие, но и артиллерия, а после распада СССР с осени 1991 г. началась полномасштабная война (в исходной позиции которой более крупному Азербайджану, население которого больше в три раза, досталось и больше оружия выводимых частей советской армии, в частности, установки «Град», которые сразу стали использоваться на фронте для обстрела столицы Карабаха Степанакерта). Война шла с большим ожесточением, но инициатива постоянно находилась на стороне армян. В феврале 1992 г. была захвачен Ходжалы (с убийствами мирного населения — пожалуй, самом крупном, в чем обвиняют армян), в мае 1992 г. была захвачена Шуша, а также Лачинский район Азербайджана, отделявший Карабах от Армении — а затем еще четыре района полностью и два частично. Армяне изгоняли местное население и сжигали жилье, занятые ими районы превращались в пустынный буфер. Если ориентироваться на перепись 1989 г., на занятых ими территориях собственно Азербайджана проживало порядка 360 тыс. человек (в действительности конечно меньше, так как многие уехали из них в другие районы или в Россию до захвата территорий). Летом 1993 года были захвачены крупные города Азербайджана: Агдам и Физули. Армия отступала по всему фронту, в мае 1994 г. было подписано бессрочное перемирие, фактически констатировавшее поражение Азербайджана. Армянская армия победила несмотря на то, что серьезно уступала и в численном, и в техническом отношении. Да, будет не преувеличением сказать, что благодаря боевому духу. Азербайджану, как и Грузии в войнах того же времени, ко всему прочему мешала внутренняя политическая нестабильность: за 1991-1993 г. сменилось три руководителя (Аяз Муталибов, Абульфаз Эльчибей, Гейдар Алиев).

Позиция «центра», как говорили в годы перестройки, за годы конфликта изменилась. Горбачев, в целом, симпатизировал Азербайджану: не случайно он объявил о роспуске органов местного самоуправления НКР, а затем вовсе сформировал временную администрацию во главе с вторым секретарем ЦК К. П. Азербайджана, пусть и не титульной национальности (Виктор Поляничко после нескольких покушений, в итоге будет убит неизвестными в России в 1993 г., многие считают, что это сделали армянские мстители). Борис Ельцин же, как и академик Андрей Сахаров (памятник которому установлен на одной из центральных площадей Еревана), при СССР поддерживали карабахцев, народными депутатами от Армении были лидеры тогдашней Межрегиональной группы Тельман Гдлян и Галина Старовойтова. Когда Ельцин пришел к власти, он проводил минимум лояльную Армении политику. В августе 1992 г. был подписан договор о правовом статусе российской армии на территории Армении, в то время как из Азербайджана она была выведена. В 1995 году объекты в Гюмри и Ереване были так и названы словом «военная база» (согласно нынешним юридическим договоренностям, она бесплатно — хотя и безвозмездно — располагается до 2044 г.). Этот объект стал очень важным для обеспечения безопасности собственно Армении от возможного нападения мощной армии Турции, хотя юридически он не касается Карабаха — самопровозглашенная республика не признана ни Россией, ни даже самой Арменией, хотя фактически является ее частью, а ее жители имеют армянское гражданство.

Официальная позиция Азербайджана состоит в восстановлении территориальной целостности страны на всей ее территории, Армении — в готовности освободить соседние с Карабахом районы (за исключением Лачинского коридора) при подписании мирного договора. В 2006 г. ОБСЕ приняла так называемые «мадридские принципы», в которых речь шла о некоем компромиссе ближе к позиции Армении: возвращении Азербайджану большей части соседних районов, некоем временном статусе Карабаха и лачинского коридора, возвращении беженцев, и проведении последующего референдума о статусе Карабаха (так как вернуться на контролируемую армянами территорию пожелают, понятно, немногие, да и на начало событий армян было большинство, его исход ясен). В 2008 г. на встрече глав Армении, Азербайджана и России была подписана т.н. «майендорфская декларация», в котором хотя прямо не признавались предложения ОБСЕ, но говорилось об их «важном значении». Однако затем ставший во главе Азербайджана в 2003 г. Ильхам Алиев стал все чаще говорить о том, что он не собирается вести переговоры вечно, что его армия существенно перевооружилась и готова вернуть территории силой. В апреле 2016 г. случилась «четырехдневная война» - похожая по сценарию на начало этой: стремительное наступление азербайджанцев (конечно, после «провокации» армян непонятно зачем) с последующим откатом с большей части территории и возврату к перемирию. Азербайджан, впрочем, «отжал» небольшую территорию на юге.

Теперь — новая, уже более масштабная война. По количеству своих погибших, озвучиваемых армянской стороной (другая не дает информации вовсе), речь идет о событиях по масштабу в разы больших, чем 2016 г. Призывы самых разных сторон — от ООН до совместного заявления глав США, России и Франции к прекращению огня, остаются не услышанными. Не будем пересказывать ленты новостей — кому интересно, легко их найдет. Вернемся теперь, будучи подготовленными, к основному вопросу — «что это значит для русских?».

Практически нельзя встретить тех, кто в этом конфликте симпатизирует Азербайджану. Ну кроме как отборной демшизы, которая полагает, что Армения является якобы «пропутинским» государством, а Азербайджан — «антипутинским». Делается это на основании того, что Армения проголосовала «против» украинских резолюций по Крыму на Генеральной ассамблее ООН, а Азербайджан — «воздержался» (т.е. фактически тоже проголосовал против, потому что для принятия решения нужно большинство голосов). Довольно шаткое основание. Или на основании того, что премьер Армении Никола Пашинян поздравил белорусского диктатора Лукашенко с «победой» на недавних выборах (Ильхам Алиев, впрочем, поздравил тоже). Или на основании того, что армянская делегация в ПАСЕ голосовала за восстановление полномочий российской (Азербайджан тоже голосовал «за», как и большая часть европейских стран). Ясно, что Армения по своему экономическому положению, зависимости от поставок энергоносителей из России (которых решительно неоткуда еще брать) и своего экспорта в Россию (примерно четверть, в Европу больше, но российский экспорт — это в основном продукция сельского хозяйства, от которой России легко отказаться и которую Европа к себе не пустит) находится не в том положении, чтобы выступать критиком российского режима и экспортером демократии. И самое главное, совершенно непонятно, а чем это Азербайджан сражается с путинским режимом. В Азербайджане нет российской военной базы? Ну так в Армении она появилась еще при Ельцине, и она не угрожает ничьей демократии.

Зато есть немало тех, кто полагает, что конфликт — «не наше дело», никак не касается России, и даже в каком-то смысле лучше, чтобы и живущие в России армяне (1 млн. 182 тыс. по переписи 2010 г.), и азербайджанцы (603 тыс.) куда-то уехали к себе воевать из России, мол, меньше народу, больше кислороду. Начнем с последнего аргумента: увы, ситуация в случае дальнейшей эскалации событий будет ровно обратная. В случае решительного продвижения одной из сторон, это означает этническую чистку на значительной территории, и представители другой стороны в большом количестве эмигрируют куда? Конечно, не в Турцию и не во Францию. Они эмигрируют в Россию. Но и в случае длительного и кровопролитного конфликта произойдет тоже самое, с той разницей, что из-за военных действий, экономических бедствий и нежелания служить в воюющей армии в меньшем количестве, но зато представители обоих народов поедут к нам. Не пускать их? Это возможная постановка вопроса в будущем, но пока в России Путин, надо прекрасно понимать, что визовый режим со странами Закавказья не будет введен, так что поедут, и еще как. Является ли одна из этих стран значимым для России торговым партнером? Нет, не являются обе. Профицит торговли с Арменией по 2019 г составил 814 млн. долларов, с Азербайджаном — 1 млрд. 172 млн., вроде бы больше, но зато в Азербайджане совершенно нет российского бизнеса, а в Армении его немало (и он пострадает в той же мере, что и Армения). Это и «Газпром-Армения» (розничная продажа газа, который примерно вдвое дороже, чем газ, закупаемый компанией у самого «Газпрома»), «Электрические сети Армении», Южно-Кавказская железная дорога, металлургические GeoProMine holding, Алавердский медеплавильный завод и Амулсарское золоторудное месторождение, «МТС-Армения» и так далее.

Что же интересно нам? Ну, во-первых, нам не интересно расползание «исламского мира». Да, есть аргументы что Азербайджан населен преимущественно шиитами, а не ужасной суннитской «аль-каидой» и игилом, но кто сказал, что шииты белые и пушистые? Шиитский Иран активно занимается террористической деятельностью — в Ливане, в Сирии, в Ираке, в Йемене, поддерживает террористов в Израиле, совершались ими теракты и за пределами исламских стран (например, взрывы посольства и израильского культурного центра в Аргентине в 1992 и 1994 г., взрыв автобуса с израильскими туристами в Болгарии в 2012 г., убийство бывшего премьера Ирана Шапура Бахтияра в Париже в 1991 г. и т. п.). Режим Алиева светский, его жена Мехрибан, комично объявленная им первым-вице-президентом (что создает огромную угрозу для стабильности режима если с Алиевым что-то случится, ведь для этой территории женщина-правитель это что-то несусветное), не носит хиджаб? Зато и она, и Ильхам совершали хадж, построили огромную мечеть имени Гейдара Алиева. «Алиевский ислам» это примерно тоже самое, что «кадыровский ислам» - официальная поддержка исламизации и провозглашение диктатора исламским правителем в обмен на то, что верующие должны закрыть глаза на поведение правителя, не желающего ограничивать себя какими-то бытовыми запретами. Что, впрочем, вполне исламу соответствует: мятеж против правителя, даже грешника, не допустим, пока он открыто не вышел из ислама, дабы не началась смута. Правоверный, видя грехи правителя, должен лишь в мягкой форме и наедине (опять-же, чтобы не было смуты) увещевать его. Подобная же история имеет место и у «старшего брата» Азербайджана — Турции Эрдогана. Нет сомнений, что Эрдоган не является религиозным фанатиком и что ислам для него инструмент, но что будет после? А после — мирным путем или нет (ведь что трактовать под «выходом из ислама, когда возможно восстание, вопрос трактовки) исламизация будет усиливаться. Потому, безусловно, в наших интересах чтобы территория «исламского мира» как минимум не разрасталась.

Есть второй, не менее важный аспект. Азербайджан — это обычная восточная деспотия, где в парламенте нет ни одного оппозиционера, где существуют массовые репрессии, где всем распоряжается плодовитый алиевский клан. Армения — это страна, где в 2018 г. произошла мирная демократическая революция, сметшая правящий двадцать лет карабахский клан Кочяряна-Саргсяна. Да, Армения — это страна с «восточной спецификой», как и Грузия, это этнос, в котором существенно сильнее кровнородственные связи, как, впрочем, и этнический национализм, значительно больше, чем в Европе или России. Но тем не менее, сейчас это страна со свободными выборами, свободными СМИ (большая часть телеканалов оппозиционна Николе Пашиняну), свободным бизнесом (хорошим показателем является то, что многие крупные предприниматели поучаствовали во внесении залога за бывшего президента Роберта Кочаряна, обвиняемого в убийствах при разгоне оппозиционных митингов 1 марта 2008 г.). Правящая партия декларирует европейские ценности (да, как всегда, есть вопросы к соответствию деклараций реальности, но тем не менее). Революция 2018 г., последняя пока на постсоветском пространстве, произошла стремительно, буквально за 10 дней с начала митингов 13 апреля до отставки премьер-министра Сержа Саргсяна 23 апреля. Путин не успел помочь, хотя, впрочем, конечно и его интерес к этим событиям был значительно меньше, чем к Украине и Беларуси, так как Армения этнически иная, не славянская страна, про которую и российские власти, и российский народ всегда могут сказать «ну это совсем другое дело». Однако Путин, например, неоднократно демонстративно поздравлял находившегося на тот момент в СИЗО Роберта Кочаряна с праздниками. Россия укрыла ряд подозреваемых в убийствах 2008 г, например, бывшего министра обороны Микаела Арутюняна. Стали повышаться цены на газ. И давайте дадим слово видному члену путинской группировки, «кремлевскому повару» Евгению Пригожину, который, не занимая официальных постов, может позволить себе откровенность, называя Пашиняна «американской марионеткой», за которую Россия не должна заступаться и объявляя о праве Турции (!) вмешиваться в конфликт. Что, собственно, мы и видим: если в 2015 году всякая сволочь орала о дикой необходимости российского вторжения в Сирию, чтобы «спасать христиан», которых там хорошо если несколько процентов, то теперь никаких христиан в Армении спасать не надо. Для Путина важен принцип «профсоюза диктаторов» - свергнувшие диктатора должны быть наказаны, народам этих стран и миру надо показать плачевные результаты демократических революций, объявить такие страны «Failed-state» и так далее. Следовательно, для нас желательно, чтобы такие страны, как Армения или Украина, успешно развивались, чтобы они подобно Прибалтике смогли стать витринами демократии.

Наконец, есть простой, но верный принцип, применяющийся родителями в вопросе о конфликтах детей. Спрашивают не про суть того, за что подрались, а «Кто первый начал?». Его верно применять и к конфликтам государств. Первый начал Азербайджан. Атака готовилась по всем правилам спецоперации: с отключением социальных сетей, интернета, и «случайным» присутствием на боевых позициях журналистов азербайджанских и турецких СМИ.

Итак, что же надо русским? Русским надо, чтобы в зоне конфликта был сохранен статус-кво, и в этом плане наши интересы полностью совпадают с армянами, которые не стремятся завоевать Баку и более того, готовы даже отдать «буфер» при мирном урегулировании. Для этого вокруг Армении (и Карабаха, де-факто Армении) должна возникнуть атмосфера «железной стены». Тогда и только тогда, когда надежды «окончательно решить армянский вопрос» испарятся, власть в Азербайджане станет умеренна и склонна к поискам компромисса.

Для этого России не требуется проливать кровь своих солдат. Армяне сами хорошо воюют. Надо просто помочь им техникой, также, как Турция помогает Азербайджану. Это дорого? Давайте сэкономим на Сирии, где нам делать точно нечего, и где стратегически режим небольшой секты алавитов обречен в море суннитского большинства. И где, в Сирии, от нас требуется проливать кровь русских, потому что армия алавитов небоеспособна. Много на чем можно сэкономить, на дотациях путинским друзьям, на чиновниках и так далее.

Когда война будет остановлена, каковы могли бы быть параметры урегулирования, которые устроили бы обе стороны? Как промежуточный этап — это введение миротворцев. Например, из стран Европейского союза, равноудаленных от конфликта, для предотвращения повтора боевых действий. В перспективе — возврат Азербайджану буферной территории вокруг Карабаха и присоединение к Армении лачинского коридора, возможно, за счет принципа «обмена территориями», хорошо известном и в древнем мире, и в относительной современности — например, известный обмен территориями между Турцией и Грецией после первой мировой войны. К Азербайджану мог бы отойти какой-то кусок территории на северо-востоке Армении или могла бы быть проложена трасса в Нахичевань (полностью отдавать территорию на юге невозможно, так как Армении стратегически важен выгод к границе с Ираном). Сказанное выше, понятно, не понравится обоим сторонам. Но мир так и достигается: либо сокрушительной военной победой (которая для Армении сложно выполнима просто в силу демографического фактора), либо компромиссом. И сказанное — не догма, это лишь иллюстрация «что могло бы быть». В любом случае, русским не нужно расширение исламского мира и мира диктатур в своей непосредственной близости.

Изображения: телеграм каналы Баграмян 26 и Армия Азербайджана.

Gaidar в соцсетях

Поддержка

Дорогие соратники. На нашем сайте будут появляться интересные статьи как ваших любимых авторов, так и новых, но не менее талантливых, и, конечно же, приверженцев либеральных взглядов, которые поделятся с вами своей точкой зрения на происходящее в России здесь сейчас, а также расскажут много интересного и неожиданного о недавнем прошлом нашей страны. Ученье свет, а неученье тьма. Мы выбираем свет.

Вступить в наши ряды и оказать нам помощь может каждый достойный гражданин великой страны. Танк не поедет без топлива, а пуля не выстрелит без пороха. Так же и наш проект не будет работать без денег. Каждый рубль, который вы вкладываете в него – это, судьба одного человека, который зайдет к нам на сайт и прочитает статью, вступит в наше сообщество в социальных сетях, прочитает нужную книжку, пойдет на протестную акцию и станет активным борцом за свободу нашей страны от авторитарного мрака.

На ваши средства функционирует наш сайт, распространяется атрибутика, публикуются статьи, а также становится возможным воплощение в жизнь многих важных и благих дел. Помогая нам – вы помогаете просвещению многих людей - ваших соседей, коллег по работе, студентов, а в итоге и всей стране.

Финансируйте проект через наш Яндекс кошелек.

За нашу и вашу свободу!